Италия — слабое звено еврозоны

Италия все глубже погружается в системный кризис — финансовый, экономический, демографический и социальный. Наблюдатели отмечают, что Италия является самым слабым звеном еврозоны и потенциально несет в себе гораздо большую угрозу, чем Греция — в силу своего демографического и экономического веса.

Западные аналитики ожидают, что серьезный кризис может разразиться в течение ближайших двух лет, особенно после того, как Марио Драги покинет пост главы ЕЦБ, и денежно-кредитная политика еврозоны будет ужесточаться.

Эксперт Американского института предпринимательства (AEI) Дезмонд Лахман считает, что еврозона переживет выход Греции, однако не сможет сохраниться в нынешнем виде, если охваченная кризисом Италия объявит дефолт по долгам. Итальянская экономика — третья по объему в еврозоне, она примерно в 10 раз больше греческой. Только государственный долг Италии превышает 2 триллиона долларов, и дефолт может обрушить не только европейскую, но и мировую финансовую систему.

По данным Американского института предпринимательства, начиная с 2008 года экономические показатели Италии непрерывно ухудшались, страна пережила три рецессии. За последние 10 лет уровень жизни итальянцев, снизился примерно на 10%. В то же время ВВП лишь немного вырос с 1999 года, когда Италия объявила о присоединении в системе евро, и даже снизился с начала финансового кризиса 2008 года. И это — на фоне заметного оздоровления экономики в других странах Южной Европы, даже таких как Испания, где правительство пошло на болезненные реформы.

Уровень безработицы в Италии составляет 12%, в том числе среди молодежи — почти 40%. Рынок труда не реформируется, производительность постоянно падает. Другие факторы стагнации — разваливающаяся инфраструктура и система образования, не отвечающая требованиям сегодняшнего дня. В своем последнем отчете по странам МВФ отметил, что Италия будет все больше отставать от своих партнеров по еврозоне, если ей не удастся запустить мотор экономического роста.

Ситуацию осложняет тот факт, что Италия — «социальное государство», которое финансирует непомерные расходы, постоянно увеличивает налоги и регламентирует процессы найма и увольнений. Налогообложение бизнеса — одно из самых высоких в Европе, сумма налогов и сборов по стране составляет 61,2%, а в крупных городах достигает 70%. В результате, малые и средние предприятия, на которых основана итальянская экономика, не в состоянии инвестировать в производство или расширять его. В рейтинге «Ведение бизнеса» Всемирный банк в списке из 190 стран мира поставил Италию на 50-е место (для сравнения, Австрия — на 19-м, Испания — на 32-м месте). К началу 2017 года Италия — единственная из крупных промышленных стран — потеряла кредитный рейтинг А и получила оценку ВВВ.

Одной из серьезнейших проблем для экономики стало старение населения. В Италии — один из самых низких в мире уровней рождаемости — 1,37 ребенка на женщину, в то время как в среднем по Европе этот показатель составляет 1,6. Нежелание заводить семью и детей отражает неуверенность итальянцев в завтрашнем дне, а старение населения приводит к тому, что налогоплательщикам приходится содержать растущую армию пенсионеров.

До сих пор итальянское правительство, несмотря на все обещания, не смогло провести структурные реформы с целью преодоления кризиса. Оно не снизило налоги, не облегчило бюрократический пресс, не упростило правила ведения бизнеса и продолжает наращивать расходы. Но самые большие неприятности ожидают Италию, когда нынешний глава Европейского центрального банка Марио Драги покинет в 2019 году свой пост. Итальянец Драги делал все, что в его силах, чтобы облегчить долговую нагрузку своей страны, он поддерживал базовую кредитную ставку на нулевом уровне. Возглавляемый Драги ЕЦБ проводил политику количественного смягчения и в больших объемах скупал итальянские облигации. В результате Риму было легко обслуживать свои долги.

С преемником Драги, особенно если это будет представитель Германии, дешевых кредитов больше не будет. А ведь долги Италии на март этого года (третьи по размеру среди промышленно развитых стран) составляли 2 триллиона 260 миллиардов евро, и их постоянно приходится перекредитовывать. Подъем ставок может окончательно обрушить финансовую систему страны. Всего итальянские банки накопили около 360 миллиардов евро «плохих» бумаг — около 20% кредитного портфеля. Кроме того, на банки давят государственные долговые облигации в размере 380 миллиардов евро. Что касается госдолга, то он увеличился за последние 10 лет со 100% до 133% ВВП.

Наряду с ошибками правительства, негативное влияние на экономику оказывают объективные факторы: итальянская модель оказалась неприспособленной к глобализации мировых рынков. Небольшие семейные предприятия, на которых зиждилась экономика страны, оказались слишком малы, чтобы противостоять мировым корпорациям. Итальянский «семейный капитализм» боится агрессивных иностранных инвесторов и поэтому замыкается в себе, запаздывает с модернизацией предприятий. Кроме того, процесс выноса производства за рубеж, нарушил органические промышленные связи внутри страны.

Глава швейцарского банка UBS Аксель Вебер считает, что спасение Италии является главной задачей еврозоны. Экономические и финансовые проблемы Италии — гораздо более серьезный вызов, чем это принято считать. Наиболее тревожный факт — слабый либо нулевой экономический рост не только в Италии, но и в большинстве стран еврозоны, где также назрели глубокие структурные реформы. Все понимают, что необходимо дать импульс развитию, но как? Даже экономический рост в 1-1,5% не способен решить фундаментальные проблемы еврозоны с учетом стареющей рабочей силы. В качестве одной из мер Вебер предлагает прекратить бездумную скупку долгов Европейским центральным банком. Это поможет членам еврозоны приступить к реальным мерам экономии и сокращению неоправданных расходов.


В Италии многие считают единую европейскую валюту евро причиной всех экономических неурядиц. Решение присоединиться к евро критиковалось в стране с самого начала. Однако, примкнув к твердой валюте, Италия явно переоценила свои возможности, экономический рост практически остановился. Слабая лира позволяла манипулировать валютными курсами и поддерживать конкурентоспособность. Кроме того, правила еврозоны связывают руки правительству, не позволяют увеличивать дефицит и спасать проблемные банки.

Это объясняет растущую критику в адрес евровалюты и ЕС в целом со стороны трех из четырех крупных партий страны — движения «Пять звезд», «Лиги Севера» и правоцентристской «Вперед, Италия». Только страх окончательно обрушить экономику и конституция страны мешают провести референдум по выходу из евро. Однако в случае финансового коллапса ситуация резко изменится, и тогда отказ от евро станет неизбежным. Это потрясет всю еврозону, поскольку банки Европы держат итальянские долговые обязательства на сотни миллиардов евро.